Вступительное слово

20161121_104809Уважаемые гости и участники круглого стола!

Чтобы разобраться в чересполосице сирийских событий, важно рассмотреть их в более широком контексте, в том числе и историческом.

Как известно, после Второй мировой войны образовался биполярный мир. Этим недовольны были стратеги США, которые вскоре разработали так называемый англосакский проект и стали руководствоваться им в своей внешней политике. Следствием реализации этого проекта стало разрушение Восточного блока, СССР, образование на его территории независимых государств и спешное их признание ООН. Этот процесс сопровождался различными войнами на Кавказе, Балканах, на Севере Африки, Ближнем Востоке и др. местах. Биполярный мир был преобразован на рубеже веков в монополярный мир во главе с США.

Преобразование миропорядка происходило под видом «демократических преобразований». При этом использовались специально разработанные в США технологические инструментарии: «экспортирование кризиса», «внедрение управляемого хаоса», «киберинформационные атаки», «права человека», «смена политических режимов» и мн. др. Для достижения своей политической цели США формировали различные террористические организации (Аль-Кайда, ИГИЛ, Джабхат ан-Нусра и др.). Впрочем, эти организации не всегда им подчинялись, а порой США приходится с ними воевать.

Создание вопреки логике истории нового мирового порядка на практике приводило и приводит, как выше отмечалось, к серьезным социально-политическим потрясениям и разрушениям культурно-цивилизационных устоев многих народов и регионов. От монополярного мира человечество единым и благополучным так и не стало. Более того, по существу он (монополярный мир) уже исчерпал себя, вследствие чего наметился новый процесс, процесс формирования многополярного мира. Ныне мы находимся на перекрестке, где проходит граница между однополярным миром и формирующимся уже многополярным. На этой перекрестке человечество острее начинает ощущать дефицит безопасности.

Наиболее рельефным проявлением противоречивых, трудно прогнозируемых процессов и тенденций современного мироустройства являются сирийские события. Во многом они не похожи на те, которые нам тоже пришлось испытать в недавнем прошлом.

Война, которая продолжается в Сирии уже не один год – это культурно-цивилизационная, ресурсно-сырьевая, информационно-сетевая, конфессиональная или, как еще называют ее, гибридная. Вероятность разрастания ее в третью мировую войну как никогда велика. При этом речь здесь идет о полном уничтожении исторически сложившейся в регионе культурно-цивилизационной модели и замене ее новой. Как полагают основатели англо-саксонского проекта, в основе новой социальной модели мироустройства должна лежать другая ценностная парадигма – идеология мультикультурализма.

При реализации этой модели на Ближнем Востоке США столкнулись с созданными ими же террористическими организациями (ИГИЛ и др.), которые пытаются на территории региона, включая и Кавказ, создать «мусульманский халифат» на основе «истинной мусульманской веры».

При всем различии противоборствующих сил между ними наблюдается и определенное сходство: каждая сторона стремится к уничтожению всего того, что не соответствует ее идеологии. Обращает на себя внимание и то, что новая модель, о которой речь идет, является наднациональной. Обе стороны стремятся, как видно, к преодолению культурно-исторического опыта человечества и началу новой истории с «чистого листа».

В последнее время на сирийском театре военных действий появилась и третья внешняя сила. Это – Россия, которая исповедует другую культурно-цивилизационную парадигму. Наряду с Китаем, Индией и др., она выступает за сохранение, укрепление и развитие морально-правовых устоев человечества, его культурно-исторического разнообразия и традиционных ценностей. Эту миссию Россия продемонстрировала еще в 2008г. на Кавказе. Именно этой политике следует она и в Сирии. По существу, ей в Сирии приходится противостоять, как мусульманскому экстремизму, так и западному гегемонизму. При этом Россия ищет возможные пути кооперирования со всеми легитимными с точки зрения международных правовых норм институтами независимо от их идеологических и иных различий в борьбе с террористическими организациями, представляющими сегодня серьезную угрозу человечеству.

Эта угроза, как дамоклов меч, нависла сегодня не только над Сирией, но, повторяю, и над всем человечеством, в том числе и над Россией, а также Абхазией. Позитивный смысл этой угрозы состоит в том, что она может и должна объединить все прогрессивное человечество для ее нейтрализации. Противостоять ей (угрозе), к сожалению, можно только силой. Увы, такова логика трагических событий, разворачивающихся сегодня в Сирии. Такой силой является Россия, которая демонстрирует не только желание, но и способность остановить кровопролитную и разрушительную войну и перевести развитие процессов в мирное русло. Политика, проводимая руководством России в отношении Сирии, находит все большее понимание и поддержку в мире, в том числе и в Абхазии.

Круглый стол, который мы сегодня проводим, — это не дань политической моде. Чувство сострадания, которое абхазское общество испытывает в связи с сирийской трагедией, имеет глубокие корни. К сожалению, оно (чувство) не было до сих пор публично выражено.  Ведь Сирия для нас не просто соседнее государство. Будучи колыбелью человеческой цивилизации, она оказывала благотворное влияние на Абхазию, на весь Кавказ и выступала своего рода материнским государством для многих стран и народов. Позиция Абхазии однозначна: она заключается в морально-политической поддержке сирийского народа в его справедливой борьбе за свою целостность и право на сохранение государственного суверенитета.

Комментарии закрыты.